Одобрено Синодальным Информационным отделом Русской Православной Церкви
Свидетельство № 190 от 2 декабря 2011 г.

О новом направлении русской религиозной мысли

Автор 
Оцените материал
(1 Голосовать)

(Выдержки из статьи «Почитание Богородицы и Иоанна Крестителя и новое направление русской религиозно-философской мысли»)

…Указывая на совместное изображение Богоматери и Иоанна Крестителя в молитвенном предстоянии Христу, и другие молитвенные воспоминания, где имя Предтечи следует непосредственно после Богоматери, прот. [Сергий] Булгаков ищет основу этой близости. Указав на присущее им обоим служение и другие сходственные черты их духовных подвигов, но находя это еще недостаточным, он, наконец, находит желанный ему ответ: их духовная близость заключается в отсутствии вольного личного греха, в личной безгрешности. Когда прот. Булгаков в 1926 году писал 69 страницу книги "Неопалимая Купина", тогда Предтеча только приближался к личной безгрешности; а весной 1927 г., когда писалась 28 страница книги "Друг Жениха", Предтеча личною безгрешностью уже обладает. Автору следовало бы отметить – сделал ли он новое открытие или изменил свое мнение, а не помещать без оговорок в книгах, составляющих продолжение одна другой, два различных ответа по коренному вопросу, затронутому в них... Приведя несколько указаний на святость Иоанна, автор вдруг начинает говорить не только о святости, но и о безгрешности... Прот. Булгаков совершенно как бы забывает, что святость и безгрешность не одно и то же, и что, если в полном смысле слова "един свят" один лишь безгрешный Господь Иисус Христос, то по милости Божией к святости приближаются бесчисленные сонмы угодников Божиих, называемых святыми, хотя многие из них прежде были тяжкими грешниками. В Священном Писании безгрешным называется один Господь, и бесполезно искать в нем указания на безгрешность кого-либо, кроме Него. Никто, кроме Бога и Ангелов, не называется безгрешным и в церковных песнопениях и творениях святых отцов, в совокупности выражающих священное предание и церковное учение...

Продолжая разбирать вопрос о прославлении Предтечи, он доходит до того, что приписывает Православной Церкви учение, будто Иоанн Креститель был не только человек, но и ангел, соединил в себе естество ангельское и человеческое, был «ангелочеловек». Прот. Булгаков даже точно определяет, какое место занимает Иоанн среди ангелов: он будто бы занял место отпавшего Денницы. Но когда и где Церковь допускала смешение ангельского и человеческого естества, или соединение их в одном лице?..

Идя тем путем, которым пошел в своих изысканиях прот. Булгаков, – отвлекшись от прямого учения Церкви, искать подтверждение своим взглядам в отрывочно взятых выражениях из Священного Писания или молитвословов, не обращая внимания на остальные места, этих взглядов не подтверждающие, – можно дойти до еще более крайних выводов. Но это не будет ни православным учением, ни восхвалением святого. Истины, содержимые Церковью, должны раскрываться во всей полноте ее учения, исповедуемого Вселенскою Церковью...

Учение протоиерея Булгакова о почитании Богородицы и Иоанна Предтечи, которое, как выяснено, никак не может считаться православным, опасно не столько само по себе, сколько потому, что в данном случае, как и во многих других, автор явился выразителем идей, охвативших некоторые круги русского мыслящего общества. Эти идеи связаны с учением о Софии – Премудрости Божией – «София» это греческое слово, означающее премудрость...

В церковном учении, выражающемся, в частности, в святоотеческих творениях и церковных молитвах, утвердилось понимание, что Премудрость Божия есть одно из наименований Сына Божия. В настоящее время появилось течение мысли, старающееся дать другое понимание имени Премудрость. Не давая пока определенного учения и оставляя широкое поле для дальнейших философских изысканий, представители этого учения уже ясно показали свое направление. Хотя они при доказательствах и приводят выдержки из св. отцов, но, как метко подметил гр. Ю. П. Граббе в «Корнях Церковной Смуты», здесь, в сущности, полемика со св. отцами.

Разрушают уже утвердившееся в Церкви учение, и, не давая еще нового положительного учения, ведут разработку его с определенным стремлением найти в «Софии» женственное начало, как Божества, так и человечества. Есть, говорят, София небесная, нетварная и есть София тварная. Находясь и в Божестве, и в творении, София соединяет Творца и тварь. Устанавливается как бы лестница сущностей, и этим уничтожается ясное различие между сотворившим и сотворенным. Высшая степень тварной Софии есть переход к Софии нетварной. Так как «Богоматерь софийна в предельной степени» («Неопал. Купина», стр. 189), то она и «есть тварь, но уже не тварь» (там же, стр. 191). Если «божественная София откровение Св. Троицы» (там же, стр. 189), то Богоматерь «это вечная жизнь если не самого Божества, то в Божестве» (там же. стр. 191). Вообще, делается попытка везде найти параллель мужского и женского начала. При неразработанности еще софианскаго учения и разных его оттенков еще неточно определено «всему свое место». В частности, женское начало в Божестве является чем-то близким к Святому Духу, хотя и не отождествляется с Ним вполне. В определении положения Богородицы тоже проявляется колебание – в книге "Неопалимая Купина" прот. Булгаков ставит Ее в параллель и в соответствие Иисусу Христу, а в "Друге Жениха" – Иоанну Крестителю. Но, в общем хотят создать что-то новое, основываясь на построениях ума и отвлеченных философских рассуждениях. И ясно видно стремление как бы сравнять Божество и человечество, поставить не только людей в зависимость от Бога, но и Бога в зависимость от людей. Для того и якобы, возвеличиваются Дева Мария и Иоанн Предтеча, чтобы потом показать, что без представителей человечества ничего бы не мог сделать Богочеловек Христос. «Божество и человечество, в сущности, суть разные части одной лестницы" – это не говорится прямо, но ясно проводится.

Вспоминаются первые века Христианства, когда в результате стремления получить точное знание о Боге и мире появилась стройная система гностика Валентина, представлявшая 15 пар эонов, производивших одна другую, где также строго различалось в каждой паре мужское и женское начало. До выводов Валентина новые философы не дошли, нет еще также оснований утверждать, что они от него заимствуют свое учение. Однако, одинаковые основания кладутся и там, и здесь – человеческие рассуждения, приспосабливающие к себе, а не склоняющиеся перед богооткровенными истинами. Это есть стремление уравнять и перемешать то, что открыл Бог, и что нашел сам человек. И прежде, и теперь, от этого получаются сходственные результаты. Наши философы как бы чувствуют свою близость к древним еретикам, не скрывая своих симпатий к ним и видя в них проповедников истины (Карсавин, «Св. Отцы и Учителя Церкви»). Горделивый ум не может примириться со смиренным припаданием к Богу. Приятнее самому сорвать плод, чем получить его от Создателя. Это то, что выразил Владимир Соловьев в своем слове в память Огюста Конта, когда призывал, чтобы религию сделать богочеловеческою, влить в нее больше человеческого – сейчас она слишком божественна.

Не скрывая, стремятся реформировать православие сторонники нового философского течения. «Православный уклад должен будет переделаться. Новый стиль возникает в православии», пишет Бердяев. От редакции их органа «Путь» провозглашается: «Образуется новый уклад православной души, более активный, творческий, более мужественный, бесстрашный» («Путь», сентябрь, 1925г.). Таким образом, прямо заявляется, что Православие до сих пор неудовлетворительно со всех сторон. Недостаточно поняли христианское учение отцы Церкви, недостаточно были бесстрашны и мужественны св. мученики, и, вероятно, уже совсем неактивны святые Петр, Алексий, Иона, Филипп и Ермоген Московские, Савва Сербский и Петр Цетинский (+ 1830), хотя эти просветители, будучи духовными пастырями, были и выдающимися деятелями в государственно-общественной жизни. Хотят создать новое «православие», с новым учением, новым укладом жизни, даже «новой душой».

Но будет ли это Православием, даже вообще Христианством? Непонятно, как это не замечают некоторые, по-видимому, искренне преданные православию люди. Непонятно, каким образом протоиерей Сергий Булгаков, ревностно совершая богослужение, с любовью изучающий церковные песнопения, проповедует противоположное им. Быть может, он в глубине души чувствует свою неправоту и этим объясняются колебания в его заключениях, не соответствующие его званию и положению промахи, которые можно не видеть, только закрывши глаза. Но если так, пусть он откажется от написанного им, и не вводит в заблуждение тех, кто читает его произведения. Пусть остановятся желающие переделывать Церковь, которая есть «столп и утверждение истины» (1 Тим. 3:15). Будем надеяться, что они услышат если не наш голос, то голос Апостола Павла: «О Тимофей, предание сохрани, уклоняяся скверных суесловий и прекословий лжеименнаго разума, о нем же нецыи хвалящеся о вере погрешиша» (1 Тим. 6:20-21) Но если все же продолжится искание новой веры и новой премудрости, верные сыны Церкви да останутся непоколебимы в Православии.

Прочитано 9788 раз
Святитель Иоанн (Максимович)

Родился 4 июня 1896 г. в Изюмском уезде Харьковской губернии в семье уездного предводителя дворянства. Окончил Полтавский кадетский корпус (1914) и юридический факультет Харьковского университета (1918), а затем - богословский факультет Белградского университета. В эмиграции в Югославии. В 1926 г. принял монашество в Мильковском монастыре (Югославия). До 1929 г. законоучитель в сербской гимназии в г. Великая Кикинда. Преподаватель и воспитатель в Духовной семинарии св. апостола Иоанна Богослова в г. Битоли. Переехал в Китай. Служил в юрисдикции Русской Православной Церковью Заграницей (РПЦЗ) Епископ Шанхайский (1934). После прихода к власти коммунистов эвакуировался с паствой на Филиппины (о. Тубабао), затем переехал во Францию. Архиепископ Западно-Европейский (1951). Один из организаторов, учредитель и первый председатель общества "Православное Дело" (1959). С 1962 г. пребывал в США. Архиепископ Западно-Американский и Сан-Францисский (1962). Строитель кафедрального собора в честь иконы Пресвятой Богородицы "Всех Скорбящих Радосте" в г. Сан-Франциско. Скончался 2 июля 1966 г. в г. Сиэттл (США) во время молитвы в своей келье. В 1994 г. прославлен Русской Православной Церковью Заграницей в лике святых. Мощи святителя почивают в кафедральном соборе в Сан-Франциско.

Другие материалы в этой категории: « Кто наш и кто не наш

Добавить комментарий

Зайти через:

       


Защитный код
Обновить