Одобрено Синодальным Информационным отделом Русской Православной Церкви
Свидетельство № 190 от 2 декабря 2011 г.

Письмо архимандриту Харлампию (Василопулосу)

Автор 
Оцените материал
(4 голосов)

Ваше Высокопреподобие, отец Харлампий,

Насколько я могу видеть, в нашей Церкви произошёл большой шум из-за различных движений в сторону объединения, а также взаимодействия Вселенского патриарха с Папой, и я, как чадо Церкви, чувствую боль, и нахожу полезным, помимо моих молитв, послать небольшую ниточку, которая могла бы послужить для сшивания одежды нашей Матери. Я знаю, что вы окажете любовь и поделитесь этим с вашими верующими друзьями. Благодарю вас.

Прежде всего, я хотел бы у каждого попросить прощения за то, что осмелился написать нечто, при том, что я не являюсь ни священником, ни богословом. Я надеюсь, все поймут, что это письмо не более чем выражение моей глубокой боли о прискорбной позиции и мирской любви нашего отца, патриарха Афинагора.

Кажется, он влюбился в другую женщину, – которая называется папистской церковью, – потому что наша Православная Мать совсем не произвела на него впечатления, ведь она столь скромна. Эта любовь, которая была слышна из Константинополя, стала сенсацией для многих православных, которые в настоящее время живут в обстановке такой бессмысленной любви в городах по всему миру. Более того, эта любовь в духе века сего: семья теряет свое божественное значение именно от такого вида любви, которая имеет целью разрушение, а не объединение.

Такую вот мирскую любовь Патриарх являет к Риму. Хотя он должен был бы, прежде всего, показать любовь к нам, своим чадам, и к нашей Матери-Церкви, – к сожалению, он направил свою любовь на сторону далече. В результате, – восторг мирских чад, которые любят сей мир, и имеют в себе эту мирскую любовь, и возмущение чад Православия, молодых и старых, которые имеют в себе страх Божий.

С грустью мне приходится писать, что среди всех сторонников объединения Церквей, которые мне встречались, я ни разу не видел имеющих хотя бы крупицу духовности. Тем не менее, они знают, как говорить о любви и единстве, хотя сами не едины с Богом, потому что не любят Его.

Мне хотелось бы ласково попросить всех наших братьев-объединителей: поскольку вопрос объединения Церквей есть нечто духовное, и мы нуждаемся в духовной любви, то давайте оставим его для тех, кто имеет великую любовь к Богу и является богословом, подобным отцам Церкви – а не «законником»; тем, кто всецело посвятил себя служению Церкви, – а не просто покупает большие свечи; и тем, кто возжигает огонь любви к Богу, – а не зажигающему светильник пономарю.

Мы должны признать, что существуют не только природные, но и духовные законы. Так что будущий гнев Божий не отвратить путем собирания вместе грешников (ибо тогда мы получим двойной гнев), но – покаянием и следованием заповедям Господа.

Также мы должны помнить, что наша Православная Церковь не имеет никакого недостатка. Лишь кажущуюся нехватку трезвомысленных иерархов и пастырей со святоотеческим мышлением. «Мало избранных» (Мф. 22:14). Однако, это не должно служить к огорчению. Церковь – есть Церковь Христова, и Он управляет ею. Это не храм, построенный верующими из камней, песка и цемента, который затем сожгли варвары; Церковь – это Сам Христос. «И тот, кто упадет на этот камень, разобьется, а на кого он упадет, того раздавит» (Мф. 21:44). Когда Господь сочтёт нужным, Он пошлёт новых Марка Эфесского и Григория Паламу, чтобы объединить всех смущённых наших братьев, исповедовать Православие, укрепить Предание и даровать великую радость нашей Матери Церкви.

В прежние времена, как мы знаем, многие верующие чада нашей Церкви, монашествующие и миряне, к сожалению, отделились от нее из-за объединителей. По моему мнению, отделяться от Церкви каждый раз, когда Патриарх совершает ошибку, – дело совсем негодное. Быть вместе с Матерью-Церковью – это долг и обязанность каждого её члена, чтобы по-своему бороться за благочестие. Прекратить же поминовение патриарха; отколоться и создать собственную церковь; и продолжать оскорбительно говорить о патриархе: это, я полагаю, бессмысленно.

Если из-за того или иного приключившегося отклонения патриарха, мы отделяемся и создаем свои собственные Церкви – от чего Господь да сохранит нас! мы уподобимся протестантам. Уйти легко, а вернуться трудно. К сожалению, появилось много "церквей" в наше время, созданных или большими группами, или даже всего одним человеком, поскольку для некоторых достаточно иметь храм в своей каливе (я говорю о вещах, которые происходят здесь, на Святой Горе), чтобы решиться создать собственную независимую Церковь.

Если объединители наносят Церкви одну рану, то отделяющиеся наносят другую.

Давайте молиться, чтобы Бог просветил всех нас, включая нашего Патриарха Афинагора, чтобы прежде произошло объединение этих "церквей" [раскольников, ушедших из Церкви]; чтобы установилось спокойствие среди смущённой православной паствы, чтобы мир и любовь царили между Православными Церквами. А затем давайте думать и о единении с другими «исповеданиями», – но только если они искренне пожелают принять православное вероучение.

Я хотел бы также сказать, что существует ещё одна, третья группа, в нашей Церкви. Это братья, которые остаются в Церкви как ее чада, но не имеют духовного согласия между собой. Они тратят свое время на то, чтобы критиковать друг друга, а не на то, чтобы вместе трудиться ради общего блага. Один следит за другим (больше, чем за самим собою), чтобы узнать, что тот скажет или напишет, и тут же пригвоздить его. Однако если бы сам он сказал или написал то же самое, то, несомненно, изыскал бы в свою поддержку множество цитат из Священного Писания и отцов.

Огромный вред происходит от этого, ибо, в то время как один задевает своего соседа, другой бьет его в ответ на глазах у всех верующих. И очень часто от этого неверие поселяется в душах слабых, ибо их возмущают такие люди. К сожалению, некоторые из нас предъявляют бессмысленные претензии к другим. Мы хотим, чтобы они соответствовали нашему духовному устроению. Иными словами, когда кто-то не совпадает с нами по характеру, кажется нам слишком мягким или слишком строгим, то мы немедленно приходим к выводу, что он не является духовным человеком.

Мы все необходимы для Церкви. Все святые отцы, как мягкие, так и строгие, служили ей. Подобно тому, как для человеческого тела нужно и сладкое, и солёное, и горькое и кислое, то же самое и для Церкви. Все необходимы. Один духовно дополняет другого, и все мы обязаны терпеть не только особенности духовного склада, но и человеческие слабости каждого из нас.

 

Я снова искренне прошу прощения у всех за то, что осмелился писать. Я лишь обычный монах и мое дело – стремиться, насколько могу, совлечь с себя ветхого человека, и молитвою к Богу помогать другим и Церкви. Но поскольку тревожные вести, касающиеся нашего Святого Православия, достигли даже моей отшельнической кельи, я очень болезновал, и счел хорошим написать то, что почувствовал. Давайте будем молиться о том, чтобы Господь даровал Его благодать, и пусть каждый из нас поспособствует, как сможет, славе нашей Церкви.

 

С большим уважением ко всем,
Монах Паисий,
Святая Гора Афон,
23 января 1969 г.

 

Перевод с английского диакона Георгия Максимова

Прочитано 13483 раз
Другие материалы в этой категории: « Записки об экуменизме

Добавить комментарий

Зайти через:

       


Защитный код
Обновить